Женская Тюрьма в Мордовии Где Находится • Железобетонное гостеприимство

В Доминиканской Республике, куда сейчас звонит Фернандес, 6 утра. В посeлке Леплей время московское – 2 часа дня. Заспанный голос из трубки рассказывает последние новости: сестра родила сына, а тропический ураган обошeл стороной.

В женской колонии в Мордовии выявлено использование рабского труда заключенных

— Изначально отец вел себя спокойно, ни с кем не конфликтовал, — говорит сын (к слову, тоже экс-полицейский). — Он помогал в библиотеке, писал стихи (нам после смерти отдали 24 тетради с его произведениями), занимался научной работой — сравнивал две редакции «Славянских вед» (в свое время организовал музей славянской культуры в Воронеже «Дом Сварога»).

консультант
Мнение эксперта
Николаев Михаил Федорович, консультант по правовым вопросам
Если вам нужна помощь, обращайтесь ко мне!
Задать вопрос эксперту
В Мордовии отбывают наказание иностранцы, совершившие преступление у нас в стране. Новости. Первый канал • Следователь Дрыманов и шпион Уилан рассказали о жизни в колонии. А отец приехал, но весь путь его так измотал, что через несколько дней после поездки он умер. Пишите и задавайте вопросы, я с удовольствием помогу!

В женской тюрьме дружбы нет»: как живут осужденные в исправительной колонии №18

В условиях общего содержания проживает более пятисот осужденных женщин. Перед входом в жилые здания построены несколько колонн осужденных – это те, кто готовится выходить на работу. Темные платки, непонятно-зеленого цвета куртки, серые жилеты и такие же серые кофты — свою одежду здесь носить нельзя, ее разрешают только на длительные свидания.
Татьяна Голикова отмечает, что тут нужен особый контроль, чтобы заключенные не сбежали. Говорят, не в их компетенции, — продолжает товарищ-начальник.

Узники Леплея: buistvo — ЖЖ

Следователь Дрыманов и шпион Уилан рассказали о жизни в колонии - МК
Что сказать про мордовские зоны по итогам проверки? На мой взгляд, они не пыточные, но очень проблемные. И самые серьезные из бед — это труд за копейки, плохая медицинская помощь и репрессии за жалобы. Подробнейший отчет мы предоставили во ФСИН России. Это очень хороший показатель, но заполнить все эти места для нарушителей можно ведь в один момент.
На пищеблоке не могут работать ВИЧ-инфицированные и те, у кого нет кулинарного образования. Еда здесь самая обычная, столовская: макароны, тушеная капуста, рыбные и мясные котлеты. Перечислять все бесполезно, лучше спросить, что нравится самим осужденным.

В мордовских женских колониях продолжают пытать заключенных — МК

Первый день в ИК‑2 у Гавриловой вышел очень запоминающимся — как для нее, так и для всей администрации колонии. «Главный по безопасности в колонии К. тут же позвал к себе в кабинет. Он несколько раз меня ударил там по виску дубинкой. Мне ничего делать уже не оставалось, я начала обороняться», — рассказывает Гаврилова.

Мордовская деревня дезертиров где и сегодня нет власти. Мемуарная страничка — LiveJournal

На момент нашего визита в колонии было 662 человека (лимит — 980). Так вот, судя по всему, хуже всего здесь приходится осужденному за шпионаж Полу Уилану. Американец написал нам жалобу на четырех листах, где подробно изложил все свои перипетии, причем классифицировал их. Итак, документ теперь у нас на руках. Вот на что жалуется Уилан.
Женская преступность эмоциональна, в отличии от мужской. Огромное количество жалоб приходит из колонии ИК 2.

— Я попал в тюрма за наркотик, когда не знал русский язык. Интриговал и обманул меня азербайджанец. Когда в тюрма сидел, много людей видел. Азербайджанец, узбекь, дагестанец, таджикь-маджикь – плохие воспоминания. Сложно в это поверить, хотя мы мусульманы. А русские добрые, когда язык не знал, меня поддерживали. Они со мной отлично общались, — говорит Мехди.

Железобетонное гостеприимство

Андрей Леонидович – из династии, многие десятилетия работающей на пенитенциарную систему. Топольник возглавляет колонию 3 года. «Раньше здесь было больше осужденных – около 200 человек, а сейчас всего 140. Никакого языкового барьера здесь нет – учат русский, а те, кто не способен к языкам, прибегают к помощи товарищей. Поэтому объясниться можем всегда», — говорит Андрей Топольник.

На момент нашего визита в ШИЗО содержались всего 3 осужденных, в ПКТ — 13 человек, а в отряде строгих условий и вовсе один. Это очень хороший показатель, но заполнить все эти места для нарушителей можно ведь в один момент. Тем более, что статистика самой колоний говорит: поощрений за 2024-ой год было объявлено — 1902, а вот взысканий аж 2279.
Россия холодная страна, а я не люблю холод, — говорит Михеи. Поэтому объясниться можем всегда , — говорит Андрей Топольник.

В условиях общего содержания проживает более пятисот осужденных женщин. Перед входом в жилые здания построены несколько колонн осужденных – это те, кто готовится выходить на работу. Темные платки, непонятно-зеленого цвета куртки, серые жилеты и такие же серые кофты — свою одежду здесь носить нельзя, ее разрешают только на длительные свидания.

Итак, представьте себе колонию, где территория поделена на локальные участки. В каждом располагается двухэтажный или одноэтажный домик с палисадником, с импровизированным спортзалом на улице. Кругом чистота и ухожено. Внешне вообще колония напоминает пионерлагерь советских времен (хотя начальник как раз любит повторять сидельцам: «Тут вам не пионерлагерь!»).

Андрей Леонидович – из династии, многие десятилетия работающей на пенитенциарную систему. Топольник возглавляет колонию 3 года. «Раньше здесь было больше осужденных – около 200 человек, а сейчас всего 140. Никакого языкового барьера здесь нет – учат русский, а те, кто не способен к языкам, прибегают к помощи товарищей. Поэтому объясниться можем всегда», — говорит Андрей Топольник.
Пока одни женщины прошивают мешки, другие грузят уже готовые в машину. Тоску по родине можно попытаться утолить в тюремной столовой.

На крики К. прибежали все сотрудники, но Гаврилова, понимая, что терять ей нечего, не ослабляла захват: «Он приказал всем выйти из кабинета. Дал слово офицера, что больше меня никто тут бить не будет. Ну я его отпустила. Он сел на диван и спокойно уже сказал, что из колонии я никогда живой не выйду».

— Я попал в турьма по краже. Это было мошенничество, но говорить о нем не хочу. Раньше я был просто христианином, а сейчас это – мой стил жизни. Это не значит, что когда освобожусь, стану священником, но я уже вышел на прямую связь с Богом. И всегда молюсь, чтобы он помогал мне, — рассказывает Нумене.

Обитательница карцера угрюмо докладывает о себе: в строгих условиях она оказалась за отказ от работы. Но попасть сюда можно и за другие нарушения, которые считаются злостными: среди них и лесбиянство, и нанесение побоев. Полный список проступков, которые могут повлечь за собой водворение на нары можно найти в 116 статье Уголовного кодекса РФ.
Бывшую осужденную Татьяну Гаврилову в Мордовии помнят очень хорошо. А русские добрые, когда язык не знал, меня поддерживали.

«Иностранцы от русских сильно отличаются. Наши могут, что угодно отремонтировать, с минимальным наборов инструментов, буквально на коленках. А этим, если что-то сломалось, нужны приспособления и рабочие места. Им даже сложно поменять лампочку. Говорят, – не в их компетенции, — продолжает «товарищ-начальник».

В условиях общего содержания проживает более пятисот осужденных женщин. Перед входом в жилые здания построены несколько колонн осужденных – это те, кто готовится выходить на работу. Темные платки, непонятно-зеленого цвета куртки, серые жилеты и такие же серые кофты — свою одежду здесь носить нельзя, ее разрешают только на длительные свидания.

консультант
Мнение эксперта
Николаев Михаил Федорович, консультант по правовым вопросам
Если вам нужна помощь, обращайтесь ко мне!
Задать вопрос эксперту
• И всегда молюсь, чтобы он помогал мне, — рассказывает Нумене. Пока одни женщины прошивают мешки, другие грузят уже готовые в машину. Пишите и задавайте вопросы, я с удовольствием помогу!

Специальной колонии для иностранцев в Мордовии после закрытия ИК №22 (а она как раз была такой) не создали. Но, пожалуй, большинство арестантов из-за границы находятся именно в ИК-17, что в поселке Озерный. Только представьте — кругом дремучий лес, и только с одной стороны есть автомобильная дорога, которая ведет к колонии. И за ИК дорога заканчивается. Тупик.
Около 80 процентов лиц, отбывающих здесь наказание, выполняют работу за 100-800 рублей в месяц. Афганец Абдуллах приготовил арабскую выпечку — хал.

В комнате отдыха спутниковое ТВ, 250 каналов. Список разрешeнных к показу программ утверждeн администрацией. Серкан Гюл жадно смотрит программу новостей на турецком. На родине Серкана пальмы, синее море и жаркое солнце, а здесь я всe время мерзну, жалуется турецкоподданный. Работают даже с отрезанными на производстве пальцами.

Содержание

🔥

Введите вопрос в форму ниже

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *